Наверх
+ добавить в закладки

 
Сможет ли Череповец бросить пить?

Огромный резонанс возымел приезд в Череповец известного в России борца за трезвость нации Владимира Жданова. Он прочитал две лекции в городе, который многие жители называют городом пьяниц. Жданов нанес им сокрушительный удар, но что изменилось?

Приезд Жданова в Череповец организовала группа молодых людей, среди которых есть те, кто бросил пить, прослушав лекции именитого оратора в Интернете. Сам Владимир Жданов говорит, что он приезжает в любое место, куда его приглашают и где остро стоит проблема алкоголя. К таким городам относится и Череповец. Впрочем, досталось от Жданова всей Вологодской области, которую он отнес к числу самых «пьяных» регионов и сразу же рубанул: мол, население Вологодчины вымирает от алкоголя, и, по крайней мере в деревнях, скоро вообще никого не останется.

Сильнее попало, пожалуй, только нашим соседям — Ярославской области, которую лектор сравнил с Чечней. Вооружившись маркером, Владимир Жданов вывел две цифры на доске в заполненном до отказа зале Дома музыки и кино. Цифры относились к 2004 году, когда в Яро-славской области уровень смертности составлял

20,7 человека на 1 тыс. населения, а в воюющей Чечне — 3,8 человека на аналогичное количество населения. Чтобы окончательно убедить собравшихся в своей правоте, Жданов заявил, что уровень смертности мужчин в возрасте от 30 до 50 лет, оказавшихся в тюрьме, в четыре раза меньше, чем на воле: на зонах нет алкоголя.

— Так у меня вопрос, а где идет война: в Чечне или в Ярославской области? — гремел оратор. — Нет проблемы пьянства на Кавказе, я был в Дагестане, там даже не поняли, зачем я приехал. В Чечне нет ни одного детского дома... В 2007 году я вел лекцию в деревеньке под Кстовом для учеников старших классов. Все старшие классы — 11 подростков да учителя. За две недели новогодних праздников — а я сейчас с ужасом их жду — у них в поселке умерло от алкогольных отравлений 16 человек! За три года там не родился ни один ребенок! Гитлер по сравнению с этой войной — клоп!

Следом Жданов развенчал мифы о глубоких корнях русского пьянства, доказав, что в царской России пили крайне мало, при Сталине практически не пили, а пить начали в основном в 1990-егоды, превысив все мировые рекорды.

Нарисовав на доске транспортерную ленту со стоящими на ней человечками, лектор объяснил суть «алкогольного конвейера». В его начале — «культурно пьющие», следом выпивохи, потом пьяницы и, наконец, алкоголики. Лента движется, и меняется статус употребляющего алкоголь. В конце же он падает с ленты — под маркером Жданова появился еще один человечек, повернутый на 90 градусов и заключенный в рамку-могилку. Выступавший в гробовой тишине даже изобразил над ней небольшой крестик.

— Это — дорога в ад, — зловеще оглядел он присутствующих, подняв назидательно маркер с красным колпачком.

— Ни один алкоголик не родился алкоголиком, он зашел на конвейер через культурное питие, — продолжил Жданов. — Бесполезно спасать алкоголиков. Пока мы будем спасать сто алкоголиков, сто детей запрыгнут на конвейер. Вся эта борьба с пьянством, миллиарды, которые выделяются наркологам, — это иллюзия решения проблем.

На вопрос из зала, а что же тогда делать, Жданов не только нашел ответ, но и применил его к череповецкой почве.

— Будь я мэром Череповца, — издалека начал лектор, — я бы за каждой свалкой за пределами города сделал площадку — зону пьянства и разврата. Пусть там владельцы ларьков и ресторанов делают то, что хотят. Это не социальная утопия, это шведский и норвежский опыт. У них за городом есть такие магазины, они торгуют три часа в сутки. При этом бутылка водки стоит 24 доллара, купить ее можно только по паспорту, и все твои данные сразу записываются для полиции. Зато у них круглосуточно стоят на улицах детские коляски, не видно полицейских и никому не приходит в голову пакостить. А зачем? Все же трезвые люди. Мне скажут, что алкоголь будут возить таксисты. Пусть возят. Пусть сколько угодно возят таксисты, но они все равно не сравняются с теми фурами, которые заполняют прилавки магазинов.

За время выступления Жданов был трижды прерываем аплодисментами, последняя серия которых относилась к его позиции касательно чиновников. Не увидев в зале людей, похожих на представителей администрации, борец за трезвость высказал сожаление и заявил, что отрезвление конкретных сел и городов во многом зависит от позиции местных властей. А если чиновники и сами не прочь залить за воротник, то понимания здесь не жди.

— Просвещать их надо, — вздохнул Жданов. — А то по моим вопросам там обычно такое дремучее невежество царит... Да они к тому же и слушать еще ничего не хотят...

«Нет, ребята, это вы больные!»

Во время пресс-конферен-ции Владимир Жданов ответил на несколько вопросов журналистов.

Бывали случаи, что ваши лекции срывали или плохо реагировали на них?

— Было один раз — в Новом Уренгое. Меня мэр попросил выступить перед предпринимателями, я согласился. Выяснилось, что это в основном азербайджанцы, которые держат ларьки с алкоголем. Сами они не пьют, так как мусульмане, но спаивают людей на полную катушку и деньги гребут лопатой. Как только я начал говорить, что надо бы это дело прекратить, вы не представляете, какой поднялся вой. Мне не удалось ни лекцию прочитать, ни рассказать что-либо. Надо сказать, что все, кто связан с производством или продажей алкоголя, резко негативно относятся к моим выступлениям, так как я залезаю им в карман. Их это очень раздражает, но что делать.

Говорят, что вы не обладаете медицинским образованием, не являетесь ученым, сами себе придумали какие-то степени... Кого вы представляете?

— Противники трезвости пытаются любым образом дискредитировать и это движение, и его руководителя. Я являюсь председателем Союза борьбы за народную трезвость, это одна из самых мощных и самых чистых организаций, которая пережила перестройку и жива с 1987 года. 20 лет организацию возглавлял академик Углов, а после его кончины председателем избрали меня. По первому образованию я физик, я кандидат физико-математических наук по специальности «Оптика». Я защищался в 1979 году в новосибирском Академгородке. Когда я активно начал выступать против алкоголя, это был 1983 год, меня и моих соратников выгнали из академии наук. Нас обвинили в том, что мы против коммунизма. Но в 1985 году оказалось, что политику партии мы все-таки понимали правильно. Я окончил вуз еще раз, получил психологическое образование. Сейчас я заведую кафедрой практической психологии и психоанализа Международной Славянской академии. Ну, уж если я не являюсь ученым и профессором, то кто тогда является? Я признан, наверное, ведущим в мире специалистм по этим проблемам.

Кто финансирует вашу деятельность?

— Никто. К сожалению, государство за 30 лет трезвого движения не дало на это ни копейки. Нам помогает народ. Сейчас собираем деньги на еще один памятник Углову в Петербурге (Федор Григорь-евич Углов, 1904 — 2008, советский и российский хирург, действительный член Российской академии медицинских наук, пропагандист трезвого образа жизни. Был вице-президентом Международной Славянской академии — авт.). В нашей общественной организации нет членских взносов, нет штатных работников, все работают по велению души. Мы, как и церковь, живем на подаяния, и я очень рад этому, потому что нам приносят деньги простые люди. Кроме них, надеяться не на кого.

В народном сознании трезвенник — скучный человек. От чего он получает удовольствие, чем заменяет алкоголь?

— В 1983 году, когда я стал трезвенником, мне тоже задавали такой вопрос: чем заменить соску с водкой для народа? Я говорил, что народ начнет книги читать и детей воспитывать, но меня поднимали на смех. Но даже в нашем Академгородке тысячи людей перешли на трезвый образ жизни, и никто из них мне не задал этот глупый вопрос, куда деть время. Проблема свободного времени у трезвого человека — где взять время? Для себя, для семьи, для всех. От чего получить удовольствие? Вот я сам получаю удовольствие от хорошо выполненной работы, удачно проведенной лекции. Я, конечно, устраиваю отдых: раза три в год уезжаю на рыбалку.

Вы бываете в пьющих компаниях?

— Конечно. Начинают разливать — я отодвигаю. Меня спрашивают: «Ты чего, больной?», я отвечаю: «Нет, ребята, это вы больные!» В любой пьющей компании моя позиция вызывает уважение, на Руси идейных людей вообще уважают. За руку я никого не хватаю. А смысл? Раз человек еще не дошел, то пусть пьет. А как дойдет, пусть приходит на мои лекции и послушает, что к чему.

© Андрей Ненастьев

 
Поделиться:
 
просмотров: 2710
Источник: 35media.ru  |  20 декабря 2012
 

Самые читаемые новости за неделю
 
популярное видео

© 2011-2018 Редакция: 8(966)240-12-78, trezv24@mail.ru
При использовании материалов ссылка на trezv.su обязательна
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования