Наверх
+ добавить в закладки

 
Главная страница / Новости / Россия / Сибирский округ / Тува
В России обнаружена… зона трезвости! 

В маленьком селе уже больше пяти лет не продают водку и пиво.

Говорят, что в высоты птичьего полета можно увидеть, что тувинское село Бижиктиг-Хая расположено под брюшком огромного каменного «медведя», который раскинул передние лапы на равнине…

«Добро пожаловать в Бижиктиг-Хая!»

Мы с фотографом трясемся на машине до села почти 400 километров из Кызыла, столицы Тывы. Кругом степь, горы, иногда встречаем одиноких всадников на лошадях.

На въезде в Бижиктиг-Хая надпись - «Кирип моорланар».

- Что это значит? – спрашиваем у водителя.

- Это в переводе с тувинского - «Добро пожаловать»!

Кирип моорланар
Фото: Александр ЧЕРНЫХ

Выходим из машины – в нос сразу же ударяет стойкий запах навоза. Здесь каждая семья держит подворье - разводит свиней, баранов, из каждого забора выглядывают стога сена.

Идем по центральной улице в ожидании привычной деревенской картины – заброшенные домишки с облупившейся краской на окнах, покосившиеся заборы…

Аккуратные домишки, похожие друг на друга как братья-близнецы
Фото: Александр ЧЕРНЫХ

Асфальта, конечно, здесь нет, как в любой деревне - дороги обычные, сельские, пыльные. Но эта деревенька поразила нас своей ухоженностью: свежеокрашенные ровные заборы, скромные и аккуратные домишки, похожие друг на друга как братья-близнецы,

Само село Бижиктиг-Хая – это два магазина, одна пекарня, общественная баня, школа да детский садик. Живет здесь всего 609 человек: из них 295 - мужчины, а 314 – женщины. Практически поровну - местные девушки, скромно улыбаясь, говорят, хорошо у нас, мол, мужиков всем хватает!

Асфальта здесь нет, как в любой деревне - дороги обычные, сельские, пыльные
Фото: Александр ЧЕРНЫХ

После долгих споров все проголосовали «за»

В 2005 году главой поселковой администрации стал Арис Саая. Он родился и всю жизнь здесь прожил. А в деревне как – стал начальником, надо же сделать что-то такое, чтобы так сказать «застолбить» свое место в истории села. Вот и придумал Арис Саая превратить свое родное село в «царство трезвости».

Документ о запрете алкоголя
Документ о запрете алкоголя
Фото: Александр ЧЕРНЫХ

- 25 марта я собрал всех сельчан и предложил запретить продавать у нас пиво, вино и водку, - вспоминает Арис. – Мое предложение сразу поддержали директор школы, председатель женсовета, председатель совета ветеранов. После долгих споров все жители проголосовали «за». У нас тогда в деревне из 500 человек 8 алкоголиков было и 68 безработных, которые тоже попивали… В селе постоянно друг у друга воровали скот, продавали его соседям. А однажды в 1987 году два парня сильно напились и стали драться. Один из них погиб от удара ножа – это единственное убийство за всю историю нашего села.

«Сухой закон» обсудили и официально закрепили уже на бумаге с печатью, которая хранится в администрации.

Первое время, конечно, было не все гладко. К жителям, которые особо любят «приложиться» к бутылке, прикрепляли ответственных, которые следили, как говорится, чтобы ни капли в рот не попало. А тех, кто напивался, - вызывали в сельсовет и отчитывали перед всеми соседями как провинившегося школьника. И сейчас днем, а иногда и ночью, дежурят милиционеры, сам Арис Саая часто ходит к жителям в гости с проверками.

Глава села
Глава села
Фото: Александр ЧЕРНЫХ

- Двое парней долго не могли смириться с нашими порядками, - говорит глава. - Я их попросил не пить. А они взяли и переехали в другой район.

- Да из-под полы-то наверняка спирт продавали…

- Нет! Раньше у нас были так называемые «адреса», где торговали самогонкой. С этими людьми я поговорил, когда мы приняли решение, они перестали это делать.

Не пьют в селе даже в честь больших праздников. Жители и свадьбы, и дни рождения едут отмечать в райцентр Кызыл-Мажалык. Здесь есть пять больших кафе и отдельный зал во Дворце культуры. Райцентр совсем недалеко, всего 10 км. А машины и лошади с повозками есть у каждой семьи. И газельки ходят. Так что добраться – не проблема. Как и выпить.

Мать-героиня
Мать-героиня
Фото: Александр ЧЕРНЫХ

«Я всю жизнь не пью, нет, некогда мне»

Решили мы зайти в гости к 64-летней Кара-Кыс Саая, женщина всю жизнь прожила в Бижиктиг-Хая. Встретили ее на улице, она как раз шла из стайки. В платке и теплом жилете, в руке – куртка, несмотря на возраст, крепкая, улыбчивая.

- Кто вы? Журналисты? Ну, пойдемте в дом, - запыхавшись, пригласила она нас в гости.

Оказалось, что Кара-Кыс… мать 13 (!) детей!

- 5 мальчиков, 8 девочек, внуков 23, наверное… - задумалась бабушка.

- 27! – тихонько подсказывает дочка.

- А вы же были на сходе граждан, когда «сухой закон» приняли?

- Конечно, я сразу «за» была. Я всю жизнь не пью, нет, некогда мне пить – работа, ребятишки, - говорит Кара-Кыс. – Я всю жизнь проработала на ферме дояркой, потом - телятницей. Сейчас вот на семейные праздники собираемся всей нашей большой семьей и обязательно в честь гостей режем барана!

На здоровье женщина не жалуется. Говорит, свежий воздух, кушаю все свое, натуральное - масло, молоко, сыр.

«На Новый год? Ну… чуть-чуть!»

Стучимся в дверь к продавщице самого большого магазина села Ирине Саая. Проходим на скромную, но уютную кухню, где за столом пьет чай симпатичный пухленький мальчик-подросток, лет 14. Увидел нас, широко улыбнулся и громко поздоровался. Сама Ирина Кужугетовна в белом платке на голове в теплом темном жилете как раз готовит обед.

Единственный магазин в селе
Единственный магазин в селе
Фото: Александр ЧЕРНЫХ

- Наш магазин много лет уже в селе, правда, сейчас на ремонте, закрыт, - говорит, не отрываясь от важного дела, хозяйка. - Мы хотели за лето его перестроить, а столько важных дел, сами понимаете, мы ж деревенские, не успели.

- Когда алкоголь запретили продавать, прибыль-то у вас не упала? - спрашиваем мы.

- Нет, не упала, у нас же тут особой конкуренции нет. Так и живем без алкоголя. Тихо, удобно жить-то нам, никто не пьет, вечером спокойно по улице идешь хоть во сколь.

- А как же Новый год празднуете? Тоже без алкоголя?

- Ну… совсем чуть-чуть, - смущенно улыбается женщина. - В райцентре берем две бутылки шампанского - и нам хватает.

Сейчас на все село - один магазин, вернее, небольшой ларек. Никакой вывески, сельчане и так знают, что продукты можно только тут купить или в райцентр ехать, всего 10 километров. Внутри ларечка так мало места, что в очереди может уместиться где-то человек пять. На потолке ярко светит лампочка.

Продается здесь все только самое необходимое: тушенка, сок, макароны, растительное масло, чай, приправы. Продавщица Байран Хомушку встречает покупателей в легкой светло-розовой куртке, потому что дверь постоянно открывают и в магазине вполне прохладно.

- В магазине я год работаю, - говорит Байран. – Я здесь родилась и всегда жила. Некоторые из соседних сел даже завидуют, что у нас не пьет никто. Лучше без алкоголя, а продажи и так нормальные!

Мы даже не поленились и заглянули под прилавок – а вдруг там в коробках пиво али чего покрепче припрятали? Нет, сок, тушенка и прочие продукты - никакого криминала…

- Да не торгую я из-под полы! - смеется продавщица.

Журналистов из Красноярска разглядывают как диковинку
Фото: Александр ЧЕРНЫХ

И странно так себя чувствуешь: приехали такие люди из далекого Красноярска, дикие, осторожные, ходят, смотрят по сторонам, все и всех разглядывают. А в селе людям-то и скрывать нечего. Сказали - не будет здесь алкоголя, его и нет.

Можно, конечно, говорить, вот все равно же ездят в соседние села и пьют, сколько хотят. Но с цифрами спорить сложно, видно же, что в этом селе жизнь стала лучше: сейчас алкоголиков нет, безработных всего 22 человека.

Народу с каждым годом все больше и больше - 12 молодых семей строят собственные дома. За последнее время рождаемость резко в селе «скакнула» вверх - сейчас в Бижиктиг-Хая 212 ребятишек. Только за этот год на свет появилось 20 малышей, в прошлом году - 24. Местные жители вспоминают, что раньше в селе за год рожали всего 5-7 детей.

Кстати, в четырех соседних селах - Хонделене, Дон-Терезине, Аянгатах и Эрги-Барлыке, посмотрев на соседей из «трезвой деревни», тоже запретили продавать алкоголь.

Воду пьют "местную", а за водкой 10 километров приходится ездить
Фото: Александр ЧЕРНЫХ

- Мы создали в нашем районе зону трезвости, - говорит Иван Идам-Сюрюн, председатель администрации Барун-Хемчикского кожууна (ему подчиняются все перечисленные села, в том числе и Бижиктиг-Хая - Ред.). - Если сейчас какие-нибудь коммерсанты едут в эти села продавать пиво и водку, то жители сами сообщают главе, и участковые «непрошенных гостей» прогоняют.

 
Поделиться:
 
просмотров: 4235
Источник: kp.ru  |  30 января 2011
 

Самые читаемые новости за неделю
 
популярное видео

© 2011-2017 Редакция: 8(960)066-25-98, trezv24@mail.ru
При использовании материалов ссылка на trezv.su обязательна
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования